четверг, 25 сентября 2014 г.

Гарни

Крепость Гарни воздвигнута в одноименном селении Абовянского района. Это было мощное укрепление, хорошо известное по летописным источникам (Корне­лий Тацит, Мовсес Хоренаци и другие). В сооружениях Гарни своеобразно сочетаются элементы эллинистиче­ской и национальной культуры, наглядно свидетель­ствующие как об античных влияниях, так и о самобыт­ных строительных традициях армянского народа. Худо­жественные достоинства и уникальность памятников ставят Гарни в число выдающихся произведений миро­вого значения.
image-21
Сооружения крепости Гарни удачно вписаны в окру­жающую природу. Крепость расположена в живописной горной местности, откуда открывается широкий вид на необозримые пространства фруктовых садов, полей и горных склонов, покрытых пестрыми коврами разно­цветных трав, на причудливые крутые каменные обрывы каньона реки Азат.


В стратегическом отношении местоположение Гарни также было выбрано чрезвычайно удачно. Еще в древ­нейшие времена здесь существовала циклопическая крепость - бердшен (III тысячелетие до н.э.). Согласно найденной на территории Гарни клинописи, крепость эта была завоевана в первой половине VIII века до н.э. урартским царем Аргишти I. В эпоху армянских пра­вителей из династии Ервандидов, Арташесидов и Ар-шакидов (с III в. до н.э. по IV в. н.э.) Гарни служила резиденцией царей и местом пребывания их войск.

image-20 Крепость Гарни занимает господствующий над при­легающей местностью треугольный мыс, огибаемый рекой с двух сторон. Глубокое ущелье и отвесные склоны служат естественным неприступным рубежом, поэтому крепостная стена возведена только со стороны равнины. Она построена из крупных базальтовых квадров, уложенных плашмя насухо и скрепленных железными скобами, залитыми свинцом. Ритмично расставленные прямоугольные в плане башни и повышавшая эффектив­ность флангового обстрела вогнутая форма наиболее уязвимой для неприятеля середины северной стены значительно усиливали обороноспособность крепости и одновременно обогащали ее архитектурно-художест­венный облик.

image-19 Дворцовый комплекс включал несколько отдельно расположенных зданий: храм, парадный и колонный залы, жилой корпус, баню и др. Они размещались во­круг обширной главной площади крепости, в ее южной, удаленной от входных ворот части, где образовывали своеобразный ансамбль. В северной части, очевидно, находились помещения обслуживающего персонала, царской охраны и гарнизона.
Вершину мыса занимал храм, обращенный на пло­щадь главным, северным фасадом. Храм - художест­венный центр комплекса, расположен на главной оси, проходящей через ворота крепости.
Храм был построен во второй половине I века н. э. и посвящен языческому божеству, возможно, богу солнца Митре, фигура которого стояла в глубине святилища - наоса. После провозглашения в Арме­нии в зо! году христианства государственной рели­гией, вероятно, храм использовался как летнее помещение для царей, именуемое в летописи «домом про­хлады».

image-18 По стилю храм, представляющий собой шестиколонный периптер, близок к аналогичным памятникам Ма­лой Азии (Термес, Сагала, Пергам), Сирии (Баальбек) и Рима. В основном он выполнен в эллинистических архитектурных формах, однако в нем нашли отражение и местные традиции. Следует отметить, что тип прямо­угольного в плане культового здания с колоннами и фронтоном был известен на территории Армянского нагорья еще в эпоху урартов; таким, например, был храм в Мусасире (IХ-VIII вв. до н. э.), изображение кото­рого сохранилось на древнеассирийском рельефе. Не исключена возможность влияния этого типа на общую композицию как языческих храмов Армении вообще, так и храма в Гарни и, в особенности, на прорисовку не­которых деталей и декоративного убранства.

image-22 Храм стоит на высоком подиуме с двухступенным основанием и окружен 24 колоннами ионического типа. На подиум ведет широкая лестница с девятью ступе­нями. Торцы стенок лестницы украшены идентично рас­положенными относительно главной оси здания ба­рельефами с изображениями коленопреклоненных ат­лантов с воздетыми руками, которые как бы поддер­живали стоявшие выше светильники. Подобный скульп­турный мотив известен по более поздним памятникам восточноримских провинций, например Ниха в Сирии (II в. н.э.). Перед прямоугольным, с каменным пере­крытием, наосом - неглубокий пронаос с антами и вхо­дом, обрамленным наличником. Малые размеры святилища свидетельствуют о том, что в нем находилась только статуя божества, а культовое действие произво­дилось в пронаосе.

image-17 Базы колонн храма по своим формам близки к атти­ческим, стволы - гладкие, ионические капители с сочно прорисованными, скорее лепными, чем высеченными в камне, волютами и иониками, украшены лиственным орнаментом, различным во всех колоннах, что харак­терно для памятников Армении. Интересна форма угловых капителей: в них, в отличие от рядовых, волюты смежных лицевых сторон повернуты под прямым уг­лом, более изящен по композиции растительный орна­мент боковых сторон.

Богато орнаментированный антаблемент отличается значительным выносом верхней части архитрава и фриза. Подобный прием встречается также позднее в памятниках Сирии (II в.) и Италии (IV в.). Однако, в от­личие от этих произведений эллинистического искус­ства, орнаментация антаблемента храма Гарни более разнообразна. На фризе изображены ветви аканта, ко­торые даны в сочетании с различными по форме и ри­сунку цветами и розетками. Помимо аканта здесь и листья лавра, дуба, характерные для Востока виноград, гранат и другие растительные мотивы.

image-16 Гусек карниза украшен ложными водосливами, офор­мленными в виде львиных голов с оскаленной пастью, изображения которых наряду с изображениями быков часто встречались в урартской стенописи, на предметах вооружения и печатях. Контрастируя с покрывающим гусек лиственным орнаментом невысокого плоского рельефа, они создавали связанный с колоннами ритм вен­чающих деталей боковых фасадов.

image-15 Фронтон был гладким. Софиты архитрава, потолки портика и обхода храма украшали растительные орна­менты, восьмиугольные и ромбовидные орнаментиро­ванные кессоны. Резьба по твердому базальту, а не по характерному для римского зодчества мягкому мра­мору, свидетельствует о работе мастеров-армян, воз­водивших сооружения в городах этой эпохи - Армавире, Ервандашате, Вагаршапате и др. Их участие видно в разнообразии орнаментальных мотивов, наличии образ­цов местной флоры в орнаментике и плоскостной резьбе.
Пропорции храма несколько отличны от пропорций античных сооружений. Композиция храма была рас­считана на контрастное сопоставление горизонтальных членений подиума и антаблемента с вертикалями ко­лонн, четко обрисовывавшихся на фоне неба. Храм воспринимается со многих дальних и близких точек зрения.

image-14 Другим значительным по художественному достоин­ству и размерам сооружением (около 15x40м) был двухэтажный дворец, находившийся к западу от храма. Его южная часть - парадный зал (9,65 х 19,92 м) представлял собой вытянутое помещение, перекрытие ниж­него этажа которого опиралось на восемь квадратных столбов, расположенных на продольной оси. Стены членились поставленными по осям столбов пилястрами, между которыми находились ниши.

Аналогичную композицию имело и прямоугольное в плане помещение у северо-восточной крепостной стены, датируемое III-IV веками. Его деревянное перекрытие, как и в колонном зале города-крепости Багинети близ г. Мцхета (Грузия), опиралось на внутренние деревян­ные столбы с каменными базами и, возможно, дере­вянными резными капителями. По-видимому, продоль­ная сторона этого архитектурно богато оформленного помещения имела широкие проемы, позволявшие любо­ваться панорамой зеленого ущелья реки Азат, живо­писными склонами далеких гор.

Северная часть дворца была жилой. Судя по сохра­нившимся фрагментам, композиция выходящего на площадь фасада этой части имела ризалиты. Поме­щения нижнего, подвального этажа были хозяйствен­ного назначения; в частности, здесь размещалась вино­дельня. В одной из комнат сохранились следы темно-красной окраски штукатурки; это дает основание пред­полагать существование богатого убранства жилых и парадных покоев дворца.

image-13 С северной стороны площади, под углом к жилому корпусу, расположено здание бани. Сооруженное в III веке, оно включало не менее пяти помещений раз­личного назначения, из которых четыре имели по тор­цам апсиды. Первая с востока апсидальная комната служила раздевальней, вторая - купальней с холодной, третья - с теплой и четвертая - с горячей водой. Здесь был резервуар для воды с топочным отделением в под­вале. Полы из обожженных кирпичей, покрытых слоем полированного стука, опирались на круглые столбы и обогревались снизу горячим воздухом с дымом, по­ступавшим в подполье из топки.

Представление об убранстве интерьера дают уцелев­шие в некоторых помещениях фрагменты двуслойной штукатурки: нижний - белого и верхний - светло-розо­вого цветов, а также полы с остатками каменной мозаики пятнадцати оттенков. Особенно интересна мягкая по колориту мозаика пола раздевальни, датируемая III-IV веками, выдающийся образец монументальной живо­писи в центре Армении. Сюжет мозаики (площадь 2,91 х ЗД4 м) заимствован из греческой мифологии.

image-12 На светло-зеленом фоне - море, выложены изобра­жения богов Океана и Моря в окружении рыб, нереид, ихтиокентавров. По периметру мозаики проходит ши­рокая полоса розового цвета. Тональные переходы по­верхности воды создают впечатление движения волн. Греческие надписи знакомят с названиями божеств и нереид, мастерски выполненных со знанием анатоми­ческих построений фигур. Своеобразна трактовка чело­веческих фигур, изображенных с лицами восточного типа. Интересна греческая надпись над головами богов: «Потрудитесь, ничего не получив».

Баня Гарни по своей композиции, наличию поме­щений с различной температурой и отоплением систе­мы гипокауст имеет много общего с античными баня­ми Сирии и Малой Азии, особенно с банями в Мцхе-та - Армази (II-III вв.) в Грузии, в Дура-Европос и в Антиохии на Оронте (III в.).

На территории крепости обнаружены фрагменты раз­личных произведений искусства, среди которых особого внимания заслуживает мраморный торс, по-видимому мужской фигуры в античном одеянии. Пропорции тела гармонично соразмерны; хорошо переданы складки перехваченной поясом ниспадающей туники, облегаю­щей спокойно стоящую фигуру, которая имеет много общего с найденной в Арташате женской фигуркой из мрамора, датируемой концом II - началом I века до н.э.

Сохранилось также большое количество прекрасно выполненных деталей: базы колонн, фрагменты пи­лястр, обрамления окон и дверей, камни карнизов и др., принадлежавшие, без сомнения, различным монумен­тальным зданиям. Судя по сохранившимся остаткам, одним из них был четырехапсидный христианский храм VII века, построенный на месте руин парадного зала дворца. Многочисленные сооружения на территории прилегающего к крепости поселения и обнаруженные изделия ремесленного производства подтверждают вы­сокий уровень христианского искусства, процветавшего здесь в 1У-ХУН веках.

image-11 Памятники Гарни свидетельствуют, что хотя архитек­тура Армении и находилась в связи с зодчеством элли­нистических стран, тем не менее она имела свои отличи­тельные черты.


О. Х. Халпахчян – Архитектурные ансамбли Армении
Фотографии: А. Александрова, А. и В. Кочар, из фондов: Гос. исторического музея АН Арм. ССР

Комментариев нет:

Отправить комментарий